Валькевич Иван Петрович рассказывает о своих дедах Валькевиче Петре Федосовиче и Карлове Иване Афанасьевиче

Меня зовут Валькевич Иван, я работаю ведущим специалистом по кадрам ООО «Газпром межрегионгаз Вологда». Оба моих деда воевали в Великую Отечественную Войну, я всегда об этом помню и горжусь ими. К сожалению, осознание всей значимости подвига моих дедов пришло ко мне слишком поздно, когда их уже не стало. Я редко с ними виделся, да и то преимущественно в детстве, когда мы летом с родителями гостили в Беларуси и Брянской области. Ни разу с дедушками я не говорил войне, поэтому информацию для рассказа о них мне пришлось черпать из воспоминаний родителей и с сайта «Подвиг народа».

Деда по отцу, Валькевича Петра Федосовича, я видел последний раз, когда мне не было и 10 лет. Обрывки детских воспоминаний рождают образ худощавого, сурового старика (к моменту моего появления на свет ему шел уже 71-й год). На самом деле дед очень любил нас, своих внуков, и для каждого у него находилось и доброе слово и угощение. Я же зачастую пытался избежать общения с ним: маленькому мальчику из северного русского города просто был непонятен белорусский язык, на котором говорил дедушка. До сих пор горько и стыдно за себя.

Петр Федосович родился в 1910 г. в д. Борки Кличевского района Могилевской области. Деревня стоит вдалеке от других населенных пунктов – туда и в конце 1980-х годов от ближайшей автобусной остановки можно было добраться только на попутке, или идти 7 километров пешком через леса и болота. Всю свою жизнь дед занимался тяжелым крестьянским трудом. В сентябре 1939 года принимал участие в Польском походе РККА, в ходе которого Западная Беларусь была присоединена к БССР, в том же 1939 году участвовал в Финской войне. В 1941 году, известия о нападении фашистской Германии на Советский Союз до Борков дошли с опозданием, и, когда мужики прибыли по повесткам в райцентр Кличев, он уже был занят немецкими войсками. Пришлось спешно возвращаться в деревню, забирать семьи и покидать свои дома. Большинство жителей Борков прятались на острове посреди большого болота, к которому вели только им знакомые тропы. Там они рыли землянки и жили в них. Женщины изредка, чтобы испечь хлеб, возвращались в деревню, рискуя быть застреленными немцами. Гарнизон захватчиков базировался в райцентре, в Борки они периодически делали рейды в поисках партизан. Все, кого им доводилось обнаружить, расстреливались на месте. Однажды моей бабушке с двумя малолетними детьми на руках удалось спастись только благодаря соседке, которая подхватила младшего ребенка на руки и побежала с ним в лес.

В районе в то время уже действовало несколько партизанских отрядов. Дед был связным в отряде Изоха: добывал важные сведения о немецких войсках и оставлял их для партизан в заранее условленных местах. Мобилизован же он был только в 1944 году, после освобождения Белоруссии. Служил в пехоте и дошел до Кенигсберга, но незадолго до этого был тяжело контужен, в результате чего практически потерял зрение. После выписки из госпиталя на подводах доставлял боеприпасы на передовую.

Вернувшись с войны, несмотря на последствия контузии, дед заново отстроил дом в сожженной отступавшими немцами деревне, вместе с бабушкой они наладили хозяйство, разбили большой сад, в котором росли очень вкусные яблоки и груши. В 1954 году в семье родился третий сын – мой отец.

Своего второго деда, Карлова Ивана Афанасьевича, я помню гораздо лучше: мы чаще бывали на Брянщине, чем в Беларуси, да и он с бабушкой приезжал к нам в гости в Вологду. Иван Афанасьевич родился 10 июня 1925 года в селе Воронок Брянской области. Время было очень тяжелое, поэтому с 13 лет, после окончания 6 ти классов школы, он стал работать со своим отцом в плотницкой бригаде, занимаясь постройкой домов.

В Красную Армию дед был призван 1 октября 1943 года, сразу после освобождения Брянщины от фашистских захватчиков. Служил в составе 137 й стрелковой Бобруйской ордена Суворова дивизии в должности разведчика-наблюдателя взвода Управления Командующего артиллерией. В боях трижды был ранен. За мужество, проявленное во время Восточно-Прусской операции при прорыве обороны противника на реке Ногат и взятии города Тигенхоф, Карлов Иван Афанасьевич был награжден орденом Красной Звезды в мае 1945 года.

После войны дед вернулся домой. Плотницкое искусство было очень востребовано на разоренной фашистами территории. Мой дедушка с другими плотниками ходил по селам и отстраивал дома, чем заслужил авторитет и уважение не только в родном Воронке, но и в близлежащих деревнях и селах. В 1953 году дед вместе с семьей уехал на Урал. Сначала жили на чердаке у бабушкиной сестры, потом снимали баню, после чего все-таки переехали в свой, выстроенный дедом дом. Там же, в п. Коспаш Пермской области в 1954 году родилась моя мама. Дед Иван продолжал плотничать, но все больше они с бабушкой тосковали по малой родине, и, в конце концов, в 1959 году вернулись обратно в Воронок.

Иван Афанасьевич был мастером на все руки: для внуков он построил замечательные качели, на которых можно было качаться сразу вчетвером, окна дома украшали самые красивые в селе наличники, а резным палисадом перед домом любовались все прохожие. Во дворе, под навесом у летней кухни, дедушка оборудовал столярную мастерскую, в которой каждый день что-то строгал, пилил, сопровождая все это шутками и частушками. Кроме того, дед был замечательным охотником. Мне не единожды довелось быть с ним на охоте, и я всегда поражался тому, как он, будучи уже в преклонном возрасте, без промаха бил птицу и зверя.

Несколько лет назад, после смерти деда, я привез его ордена и медали в Вологду. Каждый год 9 мая я достаю их из коробки и раскладываю на столе, оставляя их так на целый день. Может, это кому-то покажется глупым или сентиментальным, но для меня эта моя маленькая традиция – способ почтить память своих дедов, отдать дань их подвигу, осознание всей значимости которого, как я уже говорил, пришло ко мне слишком поздно…